Что сказать человеку потерявшему близкого

Что сказать человеку потерявшему близкого

Когда постигло горе, умер близкий человек, многие теряются и не знают, что сказать.

Как поддержать человека, понесшего утрату?

А может, есть вещи, о которых не стоит говорить? Как поддержать скорбящего, что нужно сказать, а какие слова совершенно не уместны? Читайте далее…

Как правильно поддержать словами?

Здесь все зависит от того, что чувствует человек в данный момент. А для того чтобы это понять нужна чуткость. Поэтому первым делам проявите участие, выслушивайте, постарайтесь настроиться на эмоции скорбящего.

Внимание! Вам нужно понять, что сейчас чувствует горюющий, только тогда вы найдете нужные слова.

Слова, которые действуют как бальзам:

  1. Если человек испытывает чувство вины, вы можете сказать: «Ты не всесилен, ты ведь не Бог» или «Все предусмотреть невозможно».
  2. Если человек погружен в себя или занимается самоедством, скажите: «Не представляю, что ты сейчас чувствуешь, не знаю, что делал бы на твоем месте» или «Ты очень мужественный (ая), держишься из всех сил». Подобные фразы звучат как скрытая похвала, а это — мощная поддержка.
  3. Если человек плачет, то скажите: «Ты правильно делаешь, поплачь, на душе станет легче». Именно такие слова помогут горюющему получить эмоциональную разрядку, а это первый шаг к исцелению.
  4. Иногда молчание может поддержать лучше всяких слов. Просто побудьте рядом, помолчите, посочувствуйте. Этим вы окажете неоценимую помощь.

Иной раз очень полезно просто поговорить об усопшем. Разумеется, если человек хочет этого.

Возможно, ему захочется предаться воспоминаниям или поделиться горем.

Пойдите ему навстречу, выслушаете, покажите, что вы принимаете его таким, какой он есть вместе с его горем, слезами и отчаяньем.

Справка! Кто был в подобной ситуации, знает насколько сложно выслушивать эти излияния. Но именно такая поддержка имеет особую ценность.

Посмотрите видео, в котором психолог рассказывает, как поддержать человека, у которого умер близкий:

Стадии горя

Как известно, состояние горя делится на несколько стадий и каждая из них требует особого подхода и подходящих слов.

Первая стадия – шок:

  • В этом состоянии человек прибывает в ступоре, ничего не чувствует, плохо осознает происходящее.
  • Иногда ведет себя не адекватно и говорит о мертвом как будто тот жив.

Пусть это вас не пугает, это временно. На данном этапе лучше всего просто быть рядом, скажите просто: «Я с тобой». И этого будет достаточно. Сейчас лучше говорить строго по существу и не затрагивать тему смерти.

Важно! Если вы близки со скорбящим, забудьте об СМС, Скайпе и телефонных соболезнованиях. Они никогда не заменят душевной теплоты и поддержки.

Вторая стадия – отчаяние или агрессия.

В этот период до человека начинает доходить смысл происходящего, появляется ощущение утраты. Знайте – вы никогда до конца не поймете состояние скорбящего, и не пытайтесь.

Если горюющий ведет себя агрессивно, постарайтесь отнестись к этому с пониманием, ведь его психика сейчас подвергается сильной нагрузке. Здесь уместными будут слова: «Я рядом и совсем не в обиде на тебя». Ингода уместно сказать: «Я люблю тебя».

Третья стадия – депрессия и подавленность.

Она наступает после того как пройдет этап агрессии и истерик.

Для третьей стадии характерна:

И это начало перехода к нормальной жизни. На этом этапе желательно интересоваться желаниями скорбящего, поплакать или посмеяться вместе с ним. Здесь будут уместны разговоры на отвлеченные темы. Постарайтесь вовлечь его в водоворот событий, найти неотложные дела.

Четвертая стадия – возвращение в реальный мир.

На этом этапе человек пытается вернуться к нормальной жизни, возобновить старые связи, его жизнь входит в привычный ритм. Если вы видите, что он «готов выйти в свет» вполне уместно будет организовать встречу со старыми друзами, пойти на вечеринку (если это уместно) или выехать не природу.

Сейчас человеку как воздух нужно общение. Не старайтесь вести себя «правильно», ориентируйтесь по ситуации.

Важно! Есть люди, которые в моменты горя предпочитают одиночество, уважайте их выбор. Не навязываетесь и не пытайтесь «причинить добро», иначе будет только хуже.

Посмотрите видео, в котором психолог описывает стадии переживания горя:

Чего не стоит говорить?

Если вы действительно сочувствуете, никогда не говорите:

  1. Общих и шаблонных фраз типа: «Если надо, обращайтесь», «Чем я могу помочь», «Соболезную» и т.д. Сами по себе такие выражения предполагают, то что человек откажется от вашей помощи, они формальны и бессмысленны.
  2. Как огня избегайте фраз «Все будет хорошо», «Время лечит», «Все пройдет» и т.д. Такие выражения раздражают и не приносят ничего кроме обиды.
  3. Ни в коем случае не побуждайте человека перестать плакать или «взять себя в руки». Поверье – это самое худшее, что можно сказать. Как правило, такие слова неискренни, в них чувствуется забота о себе, а не о других.
  4. Никогда не ссылайтесь на будущее, фразы в стиле: «все наладится», «найдешь другого» (если умер муж), «родишь еще» (если умер ребенок) — недопустимы! Подумайте сами, насколько жестоко это звучит. Подобные выражения выглядят как издевательство.
  5. Не говорите об альтернативах. Если произошла катастрофа, то слова типа: «Хорошо, хоть дети не пострадали» или что-то подобное будут совершенно не уместны. Это лишь покажет, что чувства скорбящего вам безразличны. Ведь дети не могут заменить умершего отца, мать или жену.
  6. Уберите из всего лексикона любые «если бы». В таких словах звучит отсылка к прошлому, намек на что, что все могло бы быть иначе. Ничего кроме дополнительной травмы такие слова не принесут. Ведь в них чувствуется намек на то, что горюющий виноват в произошедшем. Не внушайте человеку чувство вины, ему и так плохо.
  7. Избегайте любых осуждений тех, кто якобы виноват в произошедшем. Даже сели вина третьего лица доказана, и вы на 100% уверены в этом. Не проявляйте солидарность и не призывайте кару на головы виновных. Это не смягчит боль утраты и не вернет усопшего. Такие слова лишь разжигают ненависть к виновным, а это не способствует утешению.
  8. Не проводите никаких параллелей. Не стоит сравнивать чувства скорбящего со своими ощущениями или с чувствами других. Вы не может знать каково в данный момент человеку, насколько глубоко его горе и что происходит с ним сейчас. Даже если вы сами пережили подобное, то не можете знать наверняка, что происходит в душе другого.

Важно! Если вы действительно хотите оказать моральную поддержку, вам придется спрятать свои эмоции и держаться стойко. Не раскисайте, не впадайте в истерику, если нужно примите успокоительное. Помните – в этот момент вы — поддержка!

Помогая близкому человеку, постарайтесь сохранять здравый смысл и не переходите определенную границу.

Усопшего не вернешь, а вот здоровье подорвать вполне возможно.

У человека случилось горе. Человек потерял близкого. Что ему сказать?

Держись!

Самые частые слова, которые всегда первыми приходят в голову —

  • Крепись!
  • Держись!
  • Мужайся!
  • Мои соболезнования!
  • Чем-то помочь?
  • Ох, какой ужас… Ну, ты держись.

А что еще-то сказать? Утешить нечем, потерю мы не вернем. Держись, друг! Дальше тоже непонятно как быть – то ли поддержать эту тему (а вдруг человеку так еще больнее от продолжения разговора), то ли сменить на нейтральную…

Слова эти говорятся не от равнодушия. Только для потерявшего человека остановилась жизнь и остановилось время, а для остальных – жизнь идет, а как иначе? Страшно слышать о нашем горе, но своя жизнь идет своим ходом. Но иногда хочется переспросить – за что держаться-то? Даже за веру в Бога трудно держаться, потому что вместе с потерей нарывает и отчаянное «Господи, Господи, почему ты оставил меня?».

Надо радоваться!

Вторая группа ценных советов скорбящему намного страшнее, чем все эти бесконечные «держись!».

  • «Радоваться надо, что у вас в жизни был такой человек и такая любовь!»
  • «А вы знаете, сколько бы бесплодных женщин мечтали о том, чтобы хотя бы 5 лет побыть мамой!»
  • «Да он же наконец отмучился! Как он тут страдал и все – больше не страдает!»

Не получается радоваться. Это подтвердит каждый, кто хоронил любимую 90-летнюю бабушку, например. Матушка Адриана (Малышева) ушла в 90. Она не раз была на волоске от смерти, весь последний год она тяжело и мучительно болела. Она просила Господа не раз забрать ее поскорее. Все ее друзья виделись с ней не так и часто – пару раз в год в лучшем случае. Большинство знало ее лишь пару лет. Когда она ушла, мы несмотря на все это осиротели…

Читайте также:  Печенка с морковью и луком в сметане

Смерти вообще не стоит радоваться.

Смерть – это страшнейшее и злейшее зло.

И победил ее Христос, но пока мы в эту победу можем только верить, пока мы ее, как правило, не видим.

Кстати, и Христос не призывал радоваться смерти – он плакал, услышав о смерти Лазаря и воскресил сына Наинской вдовы.

А «смерть – приобретение» — сказал апостол Павел про себя, а не про других «для МЕНЯ жизнь – Христос, а смерть приобретение».

Ты – сильная!

  • Как он держится!
  • Какая она сильная!
  • Вы сильная, вы так мужественно переносите все…

Если человек, переживший потерю, на похоронах не плачет, не стенает и не убивается, а спокоен и улыбается – он не сильный. У него идет еще самая сильная фаза стресса. Когда он начнет рыдать и кричать – значит, первая стадия стресса проходит, ему стало чуть легче.

Есть такое точно описание в репортаже Соколова-Митрича о родственниках экипажа «Курска»:

«Вместе с нами ехали несколько молодых моряков и три человека, похожие на родственников. Две женщины и один мужчина. Сомневаться в их причастности к трагедии заставляло лишь одно обстоятельство: они улыбались. А когда нам пришлось толкать забарахливший автобус, женщины даже смеялись и радовались, как колхозницы в советских фильмах, возвращающиеся с битвы за урожай. «Вы из комитета солдатских матерей?» — спросил я. «Нет, мы родственники».

Вечером того же дня я познакомился с военными психологами из Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Профессор Вячеслав Шамрей, который работал с родными погибших на «Комсомольце», сказал мне, что эта искренняя улыбка на лице убитого горем человека, называется «неосознанной психологической защитой». В самолете, на котором родственники летели в Мурманск, был дядечка, который, войдя в салон, радовался как ребенок: «Ну вот, хоть в самолете полетаю. А то сижу всю жизнь в своем Серпуховском районе, света белого не вижу!» Это значит, что дядечке было очень плохо.

— К Рузлеву Саше едем… Старшему мичману… 24 года, второй отсек, — после слова «отсек» женщины зарыдали. — А это отец его, он здесь живет, тоже подводник, всю жизнь проплавал. Как зовут? Владимир Николаевич. Только вы его не спрашивайте ни о чем, пожалуйста».

Есть ли те, кто хорошо держится и не погружается в этот черно-белый мир горя? Не знаю. Но если человек «держится», значит, скорее всего, ему нужна и еще долго будет нужна поддержка духовная и психологическая. Все самое тяжелое может быть впереди.

Православные аргументы

  • Слава Богу, теперь у вас ангел-хранитель на небе!
  • Ваша доченька теперь ангел, ура, она же в Царствии Небесном!
  • Ваша жена теперь к вам близко, как никогда!

Помню, коллега была на похоронах дочери подруги. Коллега — нецерковная — была в ужасе от крестной той маленькой девочки, сгоревшей от лейкоза: «Представляете, она таким пластмассовым, жестким голосом чеканила – радуйтесь, ваша Маша теперь ангел! Какой прекрасный день! Она у Бога в Царствии Небесном! Это лучший ваш день!».

Тут штука в том что нам, верующим, действительно видится, что важно не «когда», а «как». Мы верим (и только тем и живем), что безгрешные дети и хорошо живущие взрослые не лишатся милости у Господа. Что страшно умирать без Бога, а с Богом ничего не страшно. Но это наше, в некотором смысле теоретическое знание. Человек, переживающий потерю, и сам может много рассказать всего такого богословски правильного и утешительного, если понадобится. «Ближе, чем когда-либо» — это ведь не чувствуется, особенно в первое время. Поэтому тут хочется сказать, «можно, пожалуйста, как обычно, чтобы все было?»

За месяцы, прошедшие со дня смерти мужа, кстати, я ни от одного священника не услышала этих «православных утешений». Наоборот, все отцы говорили мне о том, как тяжело, как трудно. Как они думали, что знают что-то о смерти, а оказалось, что знают мало. Что мир стал черно-белым. Что скорбь. Ни одного «наконец-то у вас ангел личный появился» я не услышала.

Об этом, наверное, может сказать только сам человек, прошедший через скорбь. Мне рассказывали, как матушка Наталия Николаевна Соколова, похоронившая за год двоих прекраснейших сыновей — протоиерея Феодора и владыку Сергия, сказала: «Я детей рожала для Царствия Небесного. Вот двое уже там». Но это только она сама могла сказать.

Время лечит?

Наверное, со временем эта рана с мясом через всю душу немного затягивается. Я пока это не знаю. Но в первые дни после трагедии все рядом, все стараются помочь и посочувствовать. А вот потом – у всех продолжается своя жизнь – а как иначе? И как-то кажется, что и самый острый период горя уже прошел. Нет. Первые недели не самые трудные. Как мне сказал мудрый человек, переживший потерю, через сорок дней только понемногу понимаешь, какое место в твоей жизни и душе занимал ушедший. Через месяц перестает казаться, что сейчас проснешься и все будет по-старому. Что это просто командировка. Ты осознаешь, что сюда – не вернется, что тут уже не будет.

Вот в это время и нужна поддержка, присутствие, внимание, работа. И просто тот, кто будет тебя слушать.

Утешить не получится. Утешить человека можно, но только если вернуть его потерю и воскресить умершего. И еще может утешить Господь.

Очень верно сказал протоиерей Алексий Уминский: «Человек, который переживает этот момент и который действительно находит у Бога ответ, он настолько становится умным и опытным, что ему никто никакого совета дать не может. Он и так все знает. Ему не надо ничего говорить, он сам все прекрасно знает. Поэтому этот человек в советах не нуждается. Тяжело тем людям, которые в такой момент не хотят слушать Бога и ищут объяснения, обвинения, самообвинения. И тогда это тяжело, потому что это самоубийство. Утешить человека, не утешенного Богом, невозможно.

Конечно, утешать необходимо, надо быть рядом, очень важно в такой момент быть в окружении людей любящих и слышащих. УТЕШИТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ НЕ ПРИНЯЛ БОЖЕСТВЕННОГО УТЕШЕНИЯ, НИКОМУ НЕ УДАСТСЯ НИКОГДА, ЭТО НЕВОЗМОЖНО».

А что говорить-то?

На самом деле, не так важно, что говорить человеку. Важно другое — есть ли у вас опыт страдания или нет.

Дело вот в чем. Есть два психологических понятия: симпатия и эмпатия.

Симпатия – это мы человеку сострадаем, но сами в такой ситуации никогда не были. И сказать «я тебя понимаю» мы, на самом деле, тут не можем. Потому что не понимаем. Понимаем, что плохо и страшно, но не знаем глубины этого ада, в котором сейчас человек находится. И не всякий опыт потери тут годится. Если мы похоронили любимого 95-летнего дядю, это еще не дает нам права сказать матери, похоронившей сына: «Я тебя понимаю». Если у нас нет такого опыта, то ваши слова для человека не будут, скорее всего, иметь никакого значения. Даже если он вас из вежливости слушает, фоном будет мысль – «Но у тебя-то все хорошо, почему ты говоришь, что меня понимаешь?».

А вот эмпатия – это когда ты человеку сострадаешь и ЗНАЕШЬ, что он переживает. Мать, похоронившая ребенка испытывает к другой матери, похоронившей ребенка эмпатию, сострадание, подкрепленное опытом. Вот тут каждое слово может быть хотя бы как-то воспринято и услышано. А главное – вот живой человек, который тоже такое пережил. Которому плохо, как и мне.

Поэтому очень важно организовать человеку встречу с теми, кто может проявить к нему эмпатию. Не намеренную встречу: «А вот тетя Маша, она тоже потеряла ребенка!». Ненавязчиво. Аккуратно рассказать, что вот можно к такому-то человеку съездить или что такой человек готов приехать поговорить. В интернете есть много форумов поддержки людей, переживающих потерю. В Рунете меньше, в англоязычном интернете больше – там собираются те, кто пережил или переживает. Быть с ними рядом – не облегчит боль утраты, но поддержит.

Читайте также:  Фильмы где снималась настасья самбурская

Помощь хорошего священника, у которого есть опыт потери или просто большой жизненный опыт. Помощь психолога, скорее всего, тоже понадобится.

Много молиться об умершем и о близких. Молиться самому и подавать сорокоусты в храмах. Можно и самому человек предложить поездить по храмам вместе, чтобы кругом подать сорокоусты и кругом помолиться, почитать псалтирь.

Если вы были знакомы с умершим — вспоминайте его вместе. Вспоминайте, что говорил, что делал, куда ездили, что обсуждали… Собственно, для того существуют и поминки — вспоминать человека, говорить о нем. «А помнишь, однажды мы встретились на остановке, а вы только вернулись из свадебного путешествия»….

Много, спокойно и долго слушать. Не утешая. Не приободряя, не прося радоваться. Он будет плакать, будет винить себя, будет пересказывать по миллиону раз одни и те же мелочи. Слушать. Просто помогать по хозяйству, с детьми, с делами. Говорить на бытовые темы. Быть рядом.

Когда к близкому человеку приходит беда, мы не всегда знаем, что делать и как реагировать. Хочется помочь, хочется облегчить боль, но злит и расстраивает ощущение собственной беспомощности — ну вот как именно помогать? Что тут сделаешь? Как вести себя с человеком, из жизни которого ушло что-то важное?

Здорово помогают традиции. Когда их знаешь, когда им обучали. Но, к сожалению, не всегда нам вовремя рассказывают о том, как принято себя вести в такой ситуации. Поэтому делюсь информацией о том, как переживается горе, и что делать, если близкий человек переживает утрату.

Что нужно помнить:

1) Человек переживет горе, когда из его жизни ушло что-то важное. Процесс горевания может запустить не только смерть близкого, но и утрата значимых отношений, смысла жизни, работы, образа себя, гибель любимого домашнего животного, нерождённых детей. Не нужно думать, что горем считается только смерть родственника, а всё остальное — ерунда и легко переживается. Это неправда. Любая утрата может быть опасна для жизни. Поэтому то, что написано ниже, относится не только к физической утрате, но и к любой другой потере.

2) Горе проживается поэтапно. Сначала наступает одна фаза, затем она сменяется другой, третьей и так далее. Но на любой из фаз человек может застрять, и тогда процесс горевания становится патологическим. Лучшее, чем можно помочь в переживании утраты — это поспособствовать тому, чтобы человек последовательно переживал все стадии, ничего не пропуская и не останавливаясь на каком-то из этапов.

3) Непрожитое горе имеет гадкое свойство накапливаться. Каждый раз, когда мы что-то важное теряем, эта утрата цепляет за собой все предыдущие потери (особенно непрожитые). Поэтому бывают случаи, когда человек лишился чего-то «малозначительного», а переживает так, будто кто-то погиб. Это говорит о том, что его реакция относится не к последней потере, а к предыдущим.

Начальная фаза горя — шок и оцепенение.

До человека как будто «не дошло»: головой он понимает факт произошедшего, но эмоции ещё «не догнали». Характерное состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем — девять дней. Оцепенение — наиболее заметная черта этого состояния.

Как это ни странно, человек на этой фазе чувствует себя вполне хорошо. Он не страдает, снижается чувствительность к боли и даже "проходят" беспокоившие заболевания. Человек настолько ничего не чувствует, что даже рад был бы почувствовать хоть что-нибудь. Его бесчувственность расценивается окружающими как недостаточность любви и эгоизм. От горюющего требуется бурное выражение эмоций, если же человек не может заплакать, его упрекают и винят. Между тем именно такое "бесчувствие" свидетельствует о тяжести и глубине переживаний. И чем дольше длится этот "светлый" промежуток, тем дольше и тяжелее будут последствия.

Для этой фазы характерна утрата аппетита, нередко возникающая мышечная слабость, малоподвижность, иногда сменяющаяся минутами суетливой активности.

В сознании человека появляется ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушенность. Притупляется восприятие внешней реальности, и тогда, в последующем, нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде . Как объяснить все эти явления? Обычно комплекс шоковых реакций истолковывается как защитное отрицание факта или значения утраты, предохраняющее горюющего от столкновения с болью сразу во всем объеме.

Шок оставляет человека в том времени, когда утрата ещё не произошла. Настоящее сопровождается так называемыми дереализационными и деперсонализационными ощущениями ("это происходит не со мной", "как будто это происходит в кино".)

Внешне на этой фазе человек выглядит, в общем, как всегда. Ведет себя как обычно, выполняет свои обязанности — учится, работает, помогает по хозяйству. Конечно, если внимательно присмотреться, то можно заметить некоторые особенности. Так, движения его несколько механические (как будто бы робот), лицо амимично, неподвижно. Речь невыразительная, малоинтонированная. Немножко запаздывает с реакцией: отвечает не сразу, а чуть-чуть помедлив. Двигается и говорит немного замедленно. Сильных чувств не проявляет вовсе, временами может даже улыбаться и т.п.

Так вот, несмотря на все внешнее обманчивое благополучие, объективно человек находится в довольно тяжелом состоянии. И одна из опасностей состоит в том, что в любую минуту оно может смениться так называемым острым реактивным состоянием, когда человек вдруг начинает биться головой о стену, выбрасываться из окна, т.е. становится "буйным". Окружающие, чья бдительность ‘усыплена, не всегда могут оказаться готовы к этому.

Чем могут помочь близкие человеку, переживающему горе и находящемуся в фазе шока? Что они должны и чего не должны делать?

1. Разговаривать с таким человеком и утешать его совершенно бесполезно. Он все равно вас "не слышит", а на ваши попытки его утешить лишь удивленно скажет: "Я себя чувствую хорошо".

Но то, что действительно вы можете сделать, — это ходить за ним повсюду "хвостиком", ни на секунду не выпуская его из поля внимания, не оставляя его одного. При этом не обязательно с ним говорить, можно это делать молча. Важно лишь не оставить человека наедине с собой, если вдруг начнется острое реактивное состояние.

2. Если это ребенок, который учится в школе, лучше его не пускать в школу , даже если он будет утверждать, что вполне справится.

3. Постарайтесь как можно больше и чаще касаться человека, тяжело переживающего горе. Тактильный контакт возникает у нас чрезвычайно рано. По сути дела это самый первый контакт младенца с внешним миром. Поэтому, как бы ни были нарушены взаимодействия горюющего с внешним миром, тактильная связь чаще всего сохраняется. Иногда бывает достаточно одних тактильных контактов, чтобы вывести человека из тяжелейшего шока. Особенно, если это такие символические действия, как поглаживание по голове. В этот момент большинство людей начинают чувствовать себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как плакали в детстве. Если же вам удалось вызвать слезы, значит, человек переходит в следующую фазу.

4. Нужно вызвать у человека любые сильные чувства, которые выведут его из шока. Сильную радость у человека в такой ситуации вызвать, по-видимому, непросто. Но сгодится и злость. Иногда даже помогающему стоит "вызвать огонь на себя", разозлив горюющего.

Фаза страдания и дезорганизации продолжается 6 — 7 недель . В среднем 40 дней. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной кисеей, вуалью, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия умершего. Звонок в дверь — мелькнет мысль: это он; его голос, оборачиваешься — чужие лица; вдруг на улице — это же он входит в телефонную будку. Такие видения, вплетающиеся в контекст внешних впечатлений, естественно, пугают, принимаясь за признаки надвигающегося безумия.

Сохраняются и первое время могут даже усиливаться различные телесные реакции — затрудненное укороченное дыхание, мышечная слабость, утрата энергии, ощущение тяжести любого действия, чувство пустоты в желудке, стеснение в груди, ком в горле, повышенная чувствительность к запахам, снижение или чрезвычайное усиление аппетита, сексуальные дисфункции, нарушения сна.

Читайте также:  Тертый картофель на сковороде с яйцом

Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих мыслей и чувств. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность. Типичны необыкновенная поглощенность образом ушедшего и его идеализация, особенно к концу фазы, подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о его плохих чертах и поступках . Горе накладывает отпечаток и на отношения с окружающими. Здесь может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, желание уединиться. Изменяется повседневная деятельность. Человеку трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое -то время стать и вовсе недоступной. Порой возникает бессознательное отождествление с умершим, проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике.

Работа по переживанию горя становится ведущей деятельностью. Это самый тяжелый период.

Основным переживанием выступает чувство вины.

Возникают так называемые патогенные цепочки, когда человек, вспоминая событие, усматривает разнообразные намеки, которые были ему даны, — раз я знал, я мог предотвратить событие.

Как я уже говорила, чувство вины — чрезвычайно непродуктивное чувство. Человек, испытывающий чувство вины, ничего не будет делать, чтобы облегчить свое состояние. Наоборот, чем ему хуже, тем больше удовлетворяется чувство вины. Поэтому такие люди очень редко сами обращаются к психологу за помощью. И родные и близкие должны помочь им в этом. Если речь идет о ребенке, взрослым следует быть особенно внимательными к его состояниям, что даст возможность точно определить тот момент, когда может понадобиться помощь профессионала. В эмоциональной сфере такой ребенок ощущает подавленность, страх. Актуализируется, в частности, страх смерти. Ребенку начинает казаться, что все в жизни хрупко и в любой момент может закончиться, он начинает бояться за жизнь близких.

Часто дети, потерявшие близкого, требуют, чтобы мать или отец были с ними все время, даже сопровождали в туалет. Иногда родители интерпретируют это как боязнь одиночества. Это так. Но главное, они боятся, что пока их нет, с родителем может что-то случиться, он может умереть. Они со страхом отмечают признаки приближающейся старости родителей: седые волосы, морщины и т.п.

Очень характерны для данной фазы сильные нарушения памяти на текущие события. Это бывает выражено настолько сильно, что ребенок не может учиться в школе. Поэтому очень важно вовремя оказать ребенку необходимую психологическую помощь.

Окружающие замечают, что даже внешне человек, переживающий горе, сильно меняется. Амимичности как не бывало . Лицо становится очень выразительным, на нем застывает маска страдания. Походка меняется, человек горбится ("горе пригнуло к земле"), даже волосы становятся тусклыми. Появляется масса проблем со здоровьем. Все время что-то болит. На этой фазе появляется эмоциональная лабильность — очень легко вызываются чувства, в любой момент человек готов заплакать.

Чем можно облегчить страдания горюющего?

1. Если на первой фазе вам следует постоянно быть вместе с горюющим, то здесь можно и нужно дать человеку, если он того хочет, побыть одному .

2. Но если он пожелает с вами поговорить, нужно всегда быть в его распоряжении, выслушать его (даже если вы слушаете это все в сотый раз и вам самому тяжело) и поддержать.

3. Как уже говорилось, эти люди часто раздражительны, тем не менее, понимая их состояние, надо относиться к ним более мягко , прощая многое (но не все!).

4. Если человек плачет, вовсе не обязательно совершать то, что мы называем "утешением". Слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Наши слезные железы устроены таким образом, что слезы способствуют выработке успокоительных веществ. Успокаивая человека, мы не даем возможности этому процессу завершиться.

5. В конце этой фазы нужно начать потихоньку приобщать человека к общественно полезной деятельности: отправить в школу или на работу, начать загружать домашней работой. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от своей основной проблемы. Естественно, режим должен быть щадящим, так как человек все еще ослаблен.

6. Считается, что с горюющим человеком надо быть чрезвычайно бережным, я бы сказала, трепетным. Но это не так. Попытайтесь представить себя в окружении людей, каждый из которых смотрит на вас жалостливым, сочувствующим взглядом. Да вам захочется сбежать от них как можно скорее! Потому что все вам будет напоминать о вашей утрате.

На самом деле на этой стадии с человеком можно уже обращаться вполне нормально и иногда даже можно с ним ссориться .

7. И конечно, человеку надо постоянно демонстрировать, что хотя вы и понимаете его проблему, но относитесь к нему как к обычному человеку, не давая ему никаких скидок и послаблений. Это поможет в адаптации. Конечно, вы должны понимать, что этот человек находится в "состоянии горя", но излишне не показывайте ему это.

В целом фазу острого горя можно считать критической в отношении дальнейшего его переживания, а порой она приобретает особое значение и для всего жизненного пути. То, как она будет преодолена, определит и стратегию дальнейшей жизни. Если позитивно — то это будет очень важный эмоциональный опыт. Если человек не справится с горем, то навсегда останется в этой фазе (патологическое горе), или же ему может понравиться сочувствие и жалость, которую он вызывает, и из него сформируется профессиональная Жертва.

Фаза остаточных толчков и реорганизация .

Эта фаза наступает дней через 40 после события и продолжается примерно год.

На этом этапе жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, повседневная деятельность, умерший перестает быть главным сосредоточением жизни. Переживание горя теперь не ведущая деятельность, оно протекает в виде редких отдельных приступов. Такие остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей фазе, а на фоне нормального существования субъективно воспринимаются как еще более острые. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события ("Новый год впервые без него", "весна впервые без него", "день рождения"), или события повседневной жизни ("обидели, некому пожаловаться", "на его имя пришло письмо").

Эта фаза длится, как правило, в течение года . За это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, не случайно поэтому большинство культур и религий отводят на траур один год.

За этот период утрата постепенно входит в жизнь . Человеку приходится решать множество новых задач, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. Он очень часто сверяет свои поступки с нравственными нормами умершего, с тем, "что бы он сказал". Так, девочка отказывается есть конфеты, потому что ее умерший братик не может делать того же. Постепенно появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды. Некоторые из этих воспоминаний становятся особенно ценными, дорогими, они сплетаются порой в целые рассказы, которыми делятся с близкими, друзьями. На этой фазе человек как бы получает возможность отвлечься от прошлого и обращается к будущему — начинает планировать свою жизнь без умершего.

Поэтому основная психологическая помощь на данном этапе состоит в том, чтобы помочь, способствовать этому обращению к будущему, помочь строить всевозможные планы.

Описываемое здесь нормальное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу.

Фаза завершения. Здесь человеку приходиться порой преодолевать некоторые культурные барьеры, затрудняющие завершение "работы горя". (Это один из примеров, когда культурные традиции не способствуют оптимизации состояния.) Например, представление о том, что длительность скорби является мерой нашей любви к умершему.

Смысл и задача "работы горя" в этой фазе состоят в том, чтобы образ утраченного занял свое постоянное место в нашей жизни. Признаком этой фазы является то, что человек, вспоминая об ушедшем, переживает уже не горе, а печаль — совершенно иное чувство. И эта печаль уже останется навсегда в сердце человека, пережившего потерю.

(Статья написана с использованием материалов из замечательной книги «Психологический стресс: помоги себе и ребенку» Черепановой Е . М . )

Ссылка на основную публикацию
Что приготовить на вылазку
Составляя меню для пикника, учитывайте основные требования к еде на природе. Какой же она должна быть? Прежде всего, сытной –...
Что поесть если дома ничего нет
Вкусная еда бывает не только в элитных ресторанах. В этой подборке вас ждут недорогие, но очень аппетитные блюда. 1. Драники...
Что пожелать на день рождения любимой девушке
Любимую, самую красивую и нежную женщину поздравляю с днем рождения! Желаю тебе море искренней радости, огромных успехов и достижений, уюта,...
Что приготовить на выходные быстро и вкусно
В выходные можно себя побаловать новыми и интересными блюдами. Предлагаем меню на уикэнд для семьи. В субботу мы хотим выспаться,...
Adblock detector